«НЕИЗЛЕЧИМЫЙ» - поставил себе диагноз польский писатель родом из Ляховичей

article645.jpg

 Автор: Владимир ГЛАЗОВ | 31.03.2011

 

 
Его жизнь – это одна сплошная авантюра. О нем нет ни одной достоверной информации. Малолетний бандит, шпион, контрабандист и писатель, номинировавшийся на Нобелевскую премию. Над своим 110-летним юбилеем, отмечаемым в этом году, он сам посмеялся бы первым.
Все мы любим приключенческие романы и детективы. Разве что какой-нибудь высоколобый сноб скривится на людях при упоминании Александра Дюма или Бориса Акунина. Но держу пари, что он, этот самый сноб, втайне нет-нет да и снимет с полки томик и перечтет страницы с погонями и стрельбами, заговорами и дуэлями, куртуазной любовью и соленым юмором. Всего этого было в избытке в жизни и романах нашего земляка, польского писателя Сергиуша Песецкого. Он, писавший свой первый роман, сидя в тюрьме, прекрасно сознавал, что скольжение пера по бумаге – само по себе приключение.
 
«По запросу моего издателя я должен написать эту автобиографию. Однако мне хронически не нравятся издатели и крокодилы – они отличаются количеством, размерами и чистотой зубов, но только не аппетитом, поэтому напишу все так, чтобы он не получил с этого большого дохода. Я настолько материалист, что даже моргать за просто так мне не хочется», - пишет он в своей якобы автобиографии, всячески перевирая даты и события, собственные поступки и их мотивы. Попробуем рассказать о нем в его стиле, заменяя, где только можно, знаки вопроса на точки.
 
 Из тюрьмы в Москву и обратно
 
 Звезды сошлись так, что будущий шпион и писатель родился 1 апреля 1901 года в Ляховичах. Внебрачный сын местного обедневшего шляхтича и почтового служащего Михаила Песецкого и его служанки Клавдии Кукалович с детства позволял себе некоторые вольности типа вскрытия писем на работе у отца и плохой учебы в школе. Отец только тяжко вздыхал и предрекал сыну, что тот плохо кончит. Что кличешь, то и приходит. В седьмом классе пацан с пистолетом в руке напал на учителя. На сей раз «шалость» даром не прошла – арест и приговор к длительному тюремному заключению. Но какой же авантюрный роман без побега из тюрьмы? Вот юноша и побежал. И добежал аж до Москвы, где в шестнадцать лет вкусил все прелести Октябрьского переворота и стал убежденным антикоммунистом на всю жизнь.
 
Некоторое время спустя Песецкий возвращается в Белоруссию и присоединяется к белорусскому антисоветскому движению «Зеленый Дуб» и Литовско-Белорусской дивизии польской армии. Здесь на него вышли представители польской разведки и предложили сотрудничество. Учитывая характер и наклонности молодого человека, легко догадаться, что Песецкий согласился. Большим плюсом было и то, что русский язык для него был родным, а белорусским и местными диалектами он владел свободно.
 
Песецкий переезжает в городок Раков недалеко от Минска. Здесь по условиям Рижского мирного договора проходила граница между Советской Россией и Польшей. По совместительству – настоящий Клондайк для контрабандистов, скупщиков, перебежчиков. В двадцать лет резидент польской разведки Песецкий налаживает агентурную сеть на территории Советской Белоруссии. Правда, польская разведка бедна, средств выделяется недостаточно, вот и приходится крутиться – туда-сюда возить золотишко, спиртное, наркотики и, находясь на полном самообеспечении, добывать ценную информацию. Что называется – «работа под прикрытием».
 
В феврале 1926 года Песецкого увольняют из рядов доблестной польской разведки. История темная – якобы за то, что уличил в связи с Советами некоторых высокопоставленных лиц. Представляете, каково это – оказаться отставным шпионом, да еще без моральной и, главное, без финансовой поддержки, но с револьвером за пазухой? Волей-неволей приходят сами по себе мысли о грабеже. И вот вышел наш герой на большую дорогу и ограбил двух евреев-негоциантов. Деньги забрал, золотые часы, кое-чего по мелочи. Дальше – больше. По законам вестерна на пару с другом, Антонием Неваровичем, ограбили пригородный поезд под Вильно. Тут уж власти рассердились не на шутку и поймали-таки двух злостных грабителей и осудили на смертную казнь. Но…
 
 
Разведка своих людей не забывает. Вмешались те, под чьим началом он начинал работать. Всякое может случиться, авось пригодится. А пока – пусть ценный, хоть и отработанный, кадр посидит в тюрьме. Смертную казнь заменили на пятнадцать лет. Но с таким характером не усидеть ведь на одном месте: в одной тюрьме чуть ли не бунт устроил, в другой – с начальством повздорил. В конце концов, заперли его в одиночку, где он заработал туберкулез.
 
 Муза, понимаешь, посетила!
 
 Ничто так не будоражит воображение, как одиночество и недостаток информации. Или, как сказал поэт: недостаток пространства компенсируется избытком времени. В тюрьме Песецкий изучает польский язык и пишет свой первый роман, который тюремное начальство, ни черта не смыслящее в изящной словесности, благополучно отбирает. Рукопись второго опуса новоявленный сочинитель передает известному польскому писателю Мельхиору Ваньковичу, посещавшему тюрьмы в качестве журналиста. Ванькович приходит в восторг от рукописи и издает роман. «Любовник Большой Медведицы» мгновенно становится бестселлером в Польше, переводится на многие языки. Поднимается шумиха вокруг имени Песецкого, проводятся акции в его защиту и по его освобождению и в самой Польше, и за границей. В конце концов, под давлением общественного мнения, в 1937 году президент Польши Игнаций Мостицкий принимает решение о помиловании, и Песецкий выходит на свободу. Еще через год его выдвигают от Польши на Нобелевскую премию по литературе. Став в одночасье знаменитым, труженик пера и мученик славы избегает встреч с читателями и уезжает в Закопане, решив заодно подлечить туберкулез. Здесь он знакомится со знаменитым польским художником Станиславом Виткевичем, который пишет портрет Песецкого.
 
В годы Второй мировой войны Сергиуш Песецкий остается в Польше, хотя у него была возможность эмигрировать. Будучи в польском сопротивлении,  принимал участие в карательных акциях, уничтожавших пособников фашистов. Позднее написал две книги об этом периоде своей жизни – «Вавилонская башня» и «Адам и Ева».
 
После войны он год скрывается от коммунистов, бежит из Польши в Италию, а затем, по протекции польского писателя Ежи Гедройца, поселяется в Англии. Здесь публично заявляет о том, что готов на любую работу, которая приведет к краху коммунизма, и пишет сатирический роман «Записки офицера Красной Армии», в котором выведен герой по имени Мишка Зубов, пришедший в Польшу вместе с Красной Армией 17 сентября 1939 года и мечтающий уничтожить всю буржуазию, имеющую часы и велосипеды.
 
До своей кончины в 1964 году он так ни разу и не побывал ни на своей родине, ни в Польше. Он написал двенадцать романов, несколько киносценариев, по которым были сняты художественный фильм и телевизионные сериалы, десятки публицистических статей.
 
В той же автобиографии, цитировавшейся мною выше, он написал: «Учился я очень плохо. Скорее, совсем не учился. Вел себя еще хуже. Отец всегда говорил, что я плохо кончу. А поскольку отец и старые тетки не могли не иметь резона, все так и случилось, как они предсказывали: я стал писателем. А это, как известно, неизлечимо».
 

 

Теги: писатели, история, брестчина
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1922 просмотра

Strict Standards: Declaration of p_hidetext::execute() should be compatible with cmsPlugin::execute() in /var/www/admin/www/162.by/plugins/p_hidetext/plugin.php on line 134


Лешы Лех # 11 июня 2011 в 19:22
Записки офицера Красной Армии стоит прочитать. а брестчанам и вообще западникам в обязательном порядке